суббота, 22 сентября 2007 г.

документы №2 и №3



Интервью с экспертом В.Мацкевичем.

По документу №2 и №3 нашего досье

(Мацкевич работал в архивных подразделениях КГБ Белорусской ССР (БССР) и архивах компартии БССР)



Что означает аббревиатура ЦГАОР БССР на штемпелях документов??

─ Центральный Архив Октябрьской революции Белорусской Советской Социалистической Республики. Он был создан в мае 1927 года и только в мае 1993 года ЦГАОР был переименован в Белорусский государственный архив (БГА). В январе-июне 1995 года БГА претерпел еще одну крупную реорганизацию за счет пополнения его фондов целым комплексом фондов бывшего Центрального архива Компартии бывшей Белорусской ССР, а также огромными архивными фондами правительственных и иных госорганов БССР, включая архивы органов органов госбезопасности и внутренних дел, прокурорских и судебных за период 20-50х годов. Поэтому в июне 1995 года БГА был переименован в Национальный Архив Республики Беларусь (НАРБ). С февраля 2001 года архив носит название Государственное Учреждение «Национальный Архив Республики Беларусь» (ГУНАРБ). Важно знать, что в структурах ГУНАРБ со времени ЦГАОР БССР существовали областные (очень крупные) разделы соответствующие областному административному делению Белоруссии. Например, госархив Минской области, далее его номер фонда хранения, его опись, дела хранения. Аналогично госархивы Брестской, Витебской, Гродненской и иных областей бывшей БССР.
Разумеется, есть много и других государственных архивов.

Документы, о которых мы говорим, из этого архива?

─ По меньшей мере могу сказать, что их оформление, структура, порядок хранения соответствуют нормативам, которые существовали в БГАОР; в частности, но и нормативам архивной атрибутики БССР в целом. Например, штамп ЦГАОР по всем его элементам у меня сомнений не вызывает, я его видел на различных документах без преувеличений, на протяжении десятков лет моей работы. Все остальное нужно делать на месте.
- А что это означает – «на месте»?
- На месте – это в самом архиве.
- Хочется спросить, с чего бы начали именно Вы?
- С установления современного номера фонда, который значится в документе, а далее по описи поднял бы те дела этого фонда, которые относятся к фамилиям, фигурирующим в документах. Кроме того, поднял бы документы о работе местной полиции, так называемой Службы порядка Радошковского района Вилейской области, самого областного Вилейского ее управления и центрального ее аппарата, находившегося в Минске, и входившего, в качестве структурного подразделения в центральный аппарат немецкой охранной службы Генерального округа Беларусь, входившего, в свою очередь, в Рейхскомиссариат «Остланд». При этом искал бы и в тех документах, которые относились к деятельности СС, СД – непосредственно курировавших саму охранную полицию, а значит, так или иначе, и вспомогательную полицию (Службу порядка), на территориях Вилейской области и Радовичей/ Радошковичей. Это, скажем так, очень-очень коротко.
- Вы думаете, что документы такого рода сохранились?
- Извините, не думаю, а знаю. С конца 50-х мне привелось служить архивно-учетным работником ряда областных управлений НКГБ-МГБ-КГБ БССР, поэтому могу ответственно сказать, что такие документы хранятся. Более того, могу добавить, что вы даже представить себе не можете - в каком количестве!
- Честно не могу. Приходится верить. Скажите, а что это за документы?
- Попробую, но опять-таки, очень кратко, иначе наша беседа затянется до утра. Прежде всего это: приказы, распоряжения, предписания, инструкции высшего руководства СС, СД, ГФП, разных полиций в Генеральном округе «Беларусь» и их управлений, местных комендатур, жандармерии. Протоколы допросов арестованных, задержанных, свидетелей. Рапорты о лицах поддерживающих связь с партизанами. Оперативные документы по ликвидации партизанских групп –планы и т.д. Отчеты о работе полиции, сведения о численном составе отрядов по борьбе с партизанами, количестве боеприпасов на складах. Переписка о содержании арестованных, розыске подозреваемых, вывозе людей на работы в Германию. Огромные, постоянно уточняемые, списки заключенных, личные дела, заявления, регистрационные книги, дневники учета работы полицейских. Акты и ведомости изьятия у арестованных имущества. И так далее и так далее…
- Впечатляет. Но с другой стороны, даже если все это действительно так, то массив работы по поиску документов на несколько фамилий представляется просто неподъемным. Кроме того, почему немцы не вывезли или просто не уничтожили эти архивы?
- Немцы просто не успели сделать то, о чем вы говорите. Советское освобождение Белорусии было таким же молниеносным, всего практически месяц, как и ее немецкий захват за аналогичный короткий срок. Кроме того, немцы вывозили самые ценные архивы СС, СД, зондер-команд, документы касающиеся работы гестапо, ГФП абвера, множества его штабов, то есть по наиболее важной агентуре. Массивы документов, накопленных немецкой военно-государственной бюрократией по линии работы вспомогательной полиции не рассматривались как особо важные. Это во-первых. Во-вторых, что касается неподьемности работы по поиску отдельных фамилий в отдельных архивах по лицам, относящимся к контингенту пособников фашистов, то, поверьте мне, это отлаженная за десятки лет технология, известная и сейчас. Правда, опять-таки, для профессионалов.
- Повторюсь, но спрошу – что бы искали Вы?
- Вспомогательные документы, не первичные, документы обычной рутинной ежедневной работы подразделений местной полиции Вилейского округа.
- Например?
- Например, те, о которых мы говорим. Один документ, касающийся хоздокументации, а второй о частном эпизоде участия местной полиции службы порядка в отправке на работы в Германию.
- Другие примеры?
- Извольте. Ведомости на выплату денежного довольствия, ведомости на выдачу имущественного довольствия и ведомости на выдачу продовольственного довольствия. Заметьте, это все разные виды документов а фамилии личного состава подразделений полиции в конкретном районе будут одинаковыми. Аналогичная ситуация по приказам районного начальства о назначении на должности, предоставлении отпусков, о поощрениях, о взысканиях, опять же одного и того же личного состава районной полиции. Далее – регистрационные списки личных удостоверений полицейских. Заявления о поступлении на службу в полицию и так далее. Еще раз отмечу, таких документов десятки тысяч и они не считались первоочередными для эвакуационного вывоза.
- Убедили, убедили! Вы все время говорите о какой-то Вилейской области. В самих документах, на немецком, указывается некий «Вильнер гебит» и «Рабнейшех крейс»? Что это?

─ Последнее это немецкая транскрипция нашего названия района бывшей БССР. Однако главная суть ответа в том, что немецкое административно-территориальное деление, созданное уже в сентябре 1941 года на захваченных территориях бывшей БССР, УССР, советских прибалтийских республик Литвы, Латвии, Эстонии а также территории Польши совершенно не соответствовало административно-территориальному делению ни этих бывших советских республик, включая БССР, ни, тем более, современному административно-территориальному устройству, в том числе Республики Беларусь. Так созданный «на базе» БССР Генеральный округ Беларусь включал в себя только 68 из 192 сельских и 9 городских районов довоенной Белоруси, что соответствовало порядка 40% (3,1 млн.), населения БССР. Генеральный округ Беларусь вошел в Рейхскомиссариат «Остланд». Генеральный округ Беларусь делился на 10 простых округов, которые назывались «гебитами» (от немецкого слова Gebeit). Вилейский гебит (у нас писали и говорили «область») был одним из этих 10-ти гебитов. Административный центр Вилейского гебита находился в городе Вилейка. В свою очередь все эти гебиты делились на крейсы (от немецкого слова kreis), по-советски – районы. Интересующий Вас, Радошковский крейс (район) с административным центром в городе Радошковичи входил в Вилейский гебит. Таким образом, грубо говоря, немецкий гебит был меньше чем область в БССР, включая в себя от 5 до 8 районов каждый. Поэтому, на современном так сказать, языке, Вилейский гебит – это несколько районов Минской и Витебской области бывшей БССР.
- Куда же подевались остальные области и районы БССР? Это ведь примерно, по Вашим словам, около 150-ти районов?
- Тут, как говорится, «кто куда». Например, некоторые западные районы Минской и Барановичской области вошли в Генеральный округ Литва, также входивший в Рейхскомиссариат «Остланд», а южные же районы Брестской, Гомельской, Пинской и Полесской областей, вообще попали в Рейхскомиссариат «Украина». Другие районы вошли в особый тыловой округ группы армии «Центр» (в соновном юго-восток БССР), а остальные северо-западные районы в отдельный округ «Белосток», относящийся к провинции Восточной Пруссии.
- В беседе Вы упоминали местную полицию, службу порядка, какие-то ГФП? Какое это имеет отношение к обсуждаемым документам?
- Самое прямое, поскольку в этих документах фигурируют абсолютно славянские фамилии, относящиеся скорее всего не к гражданам Германии, а скорее, к бывшим советским гражданам. В нашем случае или к местным, или к тем, кто жил в других республиках СССР, но по тем или иным причинам оказался на оккупированной территории БССР.
Так вот, уже в июне 1941 года началось, причем в массовом порядке, создание вспомогательной (в отношении основных, немецких, органов безопасности и внутренних сил) полиции, именно из местного населения. Такая местная вспомогательная полиция официально именовалась Служба Порядка или кратко «ОД» (от немецкого «Ordnungsdienst»).
- А почему именно в массовом порядке?
- Потому, что силы ОД формировались из расчета 1 полицейский на сотню сельских жителей или 1-н на 300 жителей городских. Иначе говоря, речь идет о десятках тысяч таких полицейских. Главным структурным подразделением ОД была служба стражи, имевшая в своем составе стационарные и передвижные посты, дежурные посты, а также местные подразделения ОД (районные, городские, поселковые, сельские) и, кроме того, отдельные части ОД соответствующих гебитов.
- Насколько я понимаю, это, так сказать, регулярные полицейские части из местного населения, а помимо них еще что-то было?
─Да, к сожалению, существовал еще целый ряд организаций из местного населения, имевших статус полувоенных формирований, действовавших как неотъемлемая часть власти немецкого оккупационного режима независимо от названий. Это Белорусский корпус самообороны (БКС) – кстати, полностью военизированное формирование белорусской коллаборации. БКС окончательно был создан в июне 1942 г. Главный комендант - И. Ермаченко. Основная задача - помощь немецкой и местной полиции ОД в борьбе с партизанами, советскими и польскими. В БКС предполагалось создать З дивизии, но реально было создано 20 батальонов (около 10000 человек), которые немцы так и не решились серьезно вооружить. Весной 1943 г. сам БКС был распущен, а созданные батальоны частично были направлены для укрепления ОД, частично влились, позднее, в БКО. Важно отметить, что БКС в отличие от БКО был формированием добровольным, также как и ОД.
- А что такое БКО?
- Белорусская краёвая оборона – такое практически воинское формирование коллаборантов. Создана в начале марта 1944 года, когда немцам на Восточном фронте стало очень «жарко». Во главе командования БКО стоял майор Ф. Кушаль. Главная задача - борьба против советских партизан, Красной Армии, а также польских партизанских Армий Людовой и Крайовой. Основу БКО, кроме уже названных частей БКС, составляло принудительно мобилизованное мужское население 1908-1926 годов рождения. Было мобилизовано около 25 тысяч человек, из которых к середине апреля 1944 г. создано 36 пехотных и 6 саперных батальонов (всего около 40 тысяч человек). В активных боевых действиях против регулярных частей Красной армии БКО почти не участвовала. В основном вооруженные отряды БКО принимали участие в борьбе против партизан. Кроме того, формирования БКО использовались для различных работ, например, для сельскохозяйственных работ, охраны различных зданий и складов. После освобождения территории Беларуси часть формирований БКО оказалась в Германии.

Из кого же все-таки формировалась полиция и вспомогательные отряды? Всех этих ОД, БКО, БКС? Ведь трудно поверить, что в местных селах, уже отмобилизованных Красной Армией в 1939-41 годах, нашлось такое количество мужского населения способных то, что называетс, служить. Ведь как ни крути – это и какая-то грамотность, и навыки воинской дисциплины и т.д.?
─ Как ни прискорбно, все эти полицейские и иные вооруженные формирования состояли в основном из дезертиров и окруженцев РККА, то есть из бывших советских солдат и офицеров, что по нынешним временам можно понять. Ведь на территории Белоруссии всего за три месяца были разгромлены два фронта, (а это десятки дивизий), в результате чего огромное количество военнослужащих (сотни тысяч) попало в окружение, в плен, просто дезертировало. Такое количество людей немцам просто не было куда девать – и в плане охранения, обеспечения питания, санитарного обеспечения, перевозок, да и вообще в смысле нецелесообразности их использования. Поэтому, большинство из тех, кто имел родственников в Белоруссии, немцы просто отпускали. Да-да, просто отпускали, но при одном «маленьком условии» - поступления к ним на службы. Один документ – и ты навеки подрасстрельный для СССР. Вот эти вольноотпущенные, окруженцы, дезертиры и составляли основу коллаборантских военизированных формирований, в первую очередь, полиции ОД.
- В заключение нашей беседы, что Вы еще можете сказать по поводу подлинности этих документов?

─ Я уже говорил, что они соответствуют нормативам и порядку архивного хранения. Но более важно, на мой взгляд, то, что они соответствуют жизненной и исторической правде: окруженцы и дезертиры, особенно белорусы по национальности, прибивались к родным местам, к каким-то родственникам (а речь идет, судя по всему, не просто об однофамильце), особенно если такой родственник выбивался в какое-то местное начальство и в меру сил помогал им в службе. Естественно, что после войны все эти люди попадали в поле зрения НКГБ, но если на их руках не было крови, то этих полупособников наказывали, как правило, ссылкой.

Спасибо за интервью.


ПОЛИЦАЙСКИЙ СЛЕД ЯНУКОВИЧЕЙ


На этом сайте Вы найдете появившиеся в Интернете документы, касающиеся Федора Владимировича Януковича – отца одного из известных украинских политиков. Кроме изображений самих документов этого «досье» Вы можете прочесть ряд экспертных материалов, в которых рассматривается вопрос аутентичности этих сенсационных документов.




---------------------------------

Интервью с экспертом Л.Поставничевым
По документу №1 нашего досье


(Поставничев работал в архивных подразделениях местных управлений и центрального аппарата КГБ СССР)


- Почему в документах одновременно фигурируют и НКВД, и НКГБ? Это какая-то путаница? Ошибка? Были ЧК, НКВД, КГБ, «СМЕРШ» наконец. Что за разнобой? Кроме того в документе переписываются НКВД с НКГБ, а на самом документе стоит штамп МВД практически того же времени – 15 мая 1949 года. Что это?

─ Полагаю, что именно такой, как вы говорите, «разнобой» указывает в пользу идентичности документа. Дело в том, что главные правоохранительные (сейчас называют «силовые») органы Советского Союза на протяжении всей его истории существовали и действовали сугубо автономно, (но во взаимодействии), даже когда работали в рамках одного ведомства. Знаменитые ВЧК Феликса Дзержинского и Народный комиссариат внутренних дел (рабоче-крестьянской милиции) были созданы практически одновременно (в 1918 году), но до начала 30-х годов работали как два разных ведомства. В 20-х годах ВЧК преобразовали в не менее знаменитое ОГПУ (Объединенное государственное политическое управление), а НКВД в тот же период не реорганизовывали, точнее – не переименовывали. У каждого из этих органов всегда были свои архивные управления и отделы.

В конце 30-х ─ начале 40-х органы госбезопасности (ОГПУ) и органы внутренних дел (НКВД) претерпевали ряд реорганизаций. Суть их состояла в том, что органы госбезопасности и внутренних дел, в соответствии с политической коньюктурой или объединялась в одно гигантское ведомство с другими силовыми структурами или же вычленялись в разные госорганы. Последними такими структурными изменениями были объединение этих силовых ведомств, а также ведомств пограничных и внутренних войск, (т.е. за исключением войсковых), в один наркомат под общим названием НКВД, в 1934 году.

При этом и госбезопасность и милиция вошли в этот наркомат на правах отдельных главных управлений – ГУГБ и ГУВД НКВД соответственно. В феврале 1941 года произошло разделение этого наркомата НКВД на НКВД и НКГБ. В июле 1941 ─ в связи с военно-политической катастрофой ─ последовало новое объединение в наркомат внутренних дел. И только в 1943 прошло их окончательное и последнее разделение, обусловленное четким пониманием различности функций госбезопасности и собственно милицейских.
В 1946 году соответствующие наркоматы (НКГБ и НКВД) были преобразованы в Министерства. Соответственно МГБ и МВД. МГБ в 50-х годах было преобразовано в известный всему миру Комитет госбезопасности (КГБ) СССР, который просуществовал до распада Союза.

- Каков был механизм выявления и наказания предателей, дезертиров и так называемых пособников немецко-фашистских оккупантов?

─ Первичную зачистку уже в ходе боевых действий по освобождению оккупированных территорий производило Главное управление контрразведки Наркомата обороны СССР, под названием «Смерть шпионам» - кратко «СМЕРШ». Конкретно – 4-й оперативно-агентурный отдел ГУКР «СМЕРШ». После того, как фронт уходил дальше на Запад, начиналась вторая (полная) зачистка - материалы по полицаям, пособникам, дезертирам, подозрительным элементам передавались из 1-го учетного отделения 7-го отдела ГУКР «СМЕРШ» территориальным подразделениям НКГБ, которые и вели дальнейшее расследование. В качестве инфраструктуры следствия использовались также и возможности НКВД, особенно в части размещения, этапирования, предварительного следствия, дознания, оперативного розыска и задержания, а также самого наказания.

Широко использовались агентурные материалы, поощрялась информационная активность местного населения. Иными словами происходило четкое взаимодействие органов «СМЕРШ», НКГБ и НКВД, причем в рамках соответствующего этому периоду законодательства. Поэтому особо хочу указать на то, что рассказы о послевоенном терроре в Белоруссии ─ не более, чем миф. Из почти 500 тысяч человек находящихся под следствием в период 44-46 годов, на которых наличествовали компрометирующие материалы казнены были 726 человек, осуждены к разным срокам 29 654 человек, отправлены в ссылку и спецпоселение 115 212 человек. Остальные ─ или просто оправданы, или оправданы за отсутствием улик.

- А откуда такие точные данные?

- В сферах деятельности НКГБ, НКВД, «СМЕРШ» даже в исключительно трудный военный период, каждый был на документальных учетах, причем не на одном, а на разных, то есть многократных. Потом все эти документы свозились в архивные подразделения названных госорганов. Поэтому данные которые я называю – это послевоенный правоохранительный учет, статистика, если хотите, а также более поздние архивные исследования.

- Почему путаница в званиях? Почему офицеры разных, как Вы поясняете, ведомств НКГБ и НКВД, в данном документе, фигурируют в одинаковых званиях офицеров госбезопасности?

─ Специальные звания офицеров госбезопасности были введены в 1935 году, чтобы выделить систему госбезопасности в структуре НКВД. Из-за определенных акцентов в кадровой политике на руководящие должности практически всех управлений НКВД изначально назначались сотрудники ГУГБ НКВД, кроме того, звания системы госбезопасности давали значительные преимущества и льготы, из-за чего другие руководящие сотрудники НКВД из других его управлений старались попасть в сетку ГУГБ. Кроме этого, я уже говорил про многократные объединения и разъединения, органов госбезопасности, внутренних дел и военной контрразведки, это также во многом определяло наличие служащих со званиями офицеров госбезопасности в разных ведомствах. Система спецзваний была ликвидирована в 1946 году и заменена на единую армейскую. Между прочим ─ полковник госбезопасности в то время приравнивался к войсковому генерал-лейтенанту.

- Почему подполковник из НКГБ обращается к полковнику из НКВД, хотя это разные, по Вашим словам, ведомства, с разными задачами и, главное, с разными правомочиями?

─ Действительно, ведомства и их правомочия разные, но это как раз конкретный пример и случай уже упомянутого взаимодействия этих органов по конкретному вопросу. Дело в том, что речь идет о спецпоселенцах. На тот момент времени в СССР было три крупные группы, или точнее, три основных типа ссыльных: переселенцы, выселенцы и спецпоселенцы. Первые два это переселенцы такие как татары, чеченцы, западноукраинцы, в отношении которых не было сомнений в том, что они являются враждебными элементами и которых в массово-принудительном порядке отправляли с прежнего места жительства на другие территории, где они жили, по сути, в больших зонах, а также выселенцы – тип, состоящий в основном из лиц прежде судимых и уже отбывших срока заключения, также живших в режимных условиях на удаленных, от центра страны, территориях.
Третий тип – собственно спецпоселенцы, состоял из категории лиц являвшихся сомнительными в плане лояльности, живших также в режимных условиях (без права выезда и т.д.), но которых оставляли на прежних для них, как правило в прошлом оккупированных, территориях, их жительства. (Реально они были резервом дешевой рабочей силы для восстановления разрушенных территорий). Грань между двумя последними типами – выселенцами и спецпоселенцами - была весьма тонкой и часто объяснялась техническими причинами, ─ например отсутствием эшелонов для депортации.

В первые послевоенные годы спецпоселения на Украине были массовыми. Такие существовали во всех (хотя большинство – в промышленных) областях Украины а не только, как принято считать, в Донбассе, Запорожье и Желтых Водах. Они были даже в Киеве – на Дарнице. Система лагерей в это время входила в структуру НКВД и называлась Главное управление исправительно-трудовых лагерей и колоний НКВД СССР, она единственная имела возможности для концентрации крупного контингента и его сопровождения, НКГБ просто не имел возможностей для развертывания на оккупированных территориях полноценной тюремной системы. Тюрьмы и концлагеря НКГБ конечно были, но немного, и в них содержались действительно крупные рыбы, содержать в них многочисленный (десятки и десятки тысяч) контингент дезертиров, пособников и т.д. не было технических возможностей. Кроме того, спецпоселения находились исключительно в ведении НКВД.


- Фамилии в тексте документа подлинные?

- Поскольку такой вопрос ставился еще при организации нашей встречи то, проведя определенную работу, я могу ответственно судить о четырех фамилиях. Генерал-лейтенант в отставке Чечков- фигура в правоохранительных органах известная. Еще возглавляя Дрогобычское УНКВД, он стал одной из главных фигур в борьбе с бендеровщиной. В 1945 году он действительно был начальником УНКВД по Сталинской области. Генерал-майор в отставке Зайцев занимал ответственные должности в КГБ СССР, в 1945 году точно работал заместителем начальника УНКГБ Барановичской области. Старший лейтенант Беленко в 1945-46 годах был начальником ИТК-5 УИТЛК НКВД БССР, дальнейшая его судьба мне не известна. Одним из заместителей Чечкова действительно тогда работал майор госбезопасности Лавров, который в конце 40-х был переведен на службу в систему Министерства государственного контроля. Был, кстати, еще и такой правоохранительный орган.
Что же касается личностей спецпоселенцев, фигурирующих в документе, то здесь лучше спросить работников соответствующих архивных органов Беларуси.

- Почему Сталинская область?

- В 1961 году город Сталино (бывшая Юзовка) был переименован в Донецк, а сама область соответственно – в Донецкую.

- Где можно проверить подлинность документов?

- По фактуре, структуре, приведенному фактажу, штампам, организации и порядку хранения документы соответствуют подлинным. Подобные документы хранились в архивах КГБ СССР, МВД СССР, Центральном партийном архиве, архивах Минобороны СССР, Генпрокуратуры СССР и т.д.. После распада СССР эти архивы были расщеплены, документы сейчас хранятся в разных фондах различных архивов. Назову только несколько из них, самых крупных, количество только фондов каждого из которых, измеряется четырех и даже – пятизначными цифрами. Например, Архив Президента Российской Федерации (РФ) и Государственный Архив РФ. Без преувеличения, миллионы документов, относящихся к деятельности НКВД-НКГБ в интересующий вас период, хранятся в фондах Российскоих Государственныхо Архивов - новейшей истории (РГАНИ), социально-политической истории (РГАСПИ), экономики (РГАЕ), военной истории (РГВИА). Не меньше таких документов находится и в
Российском государственном военном архиве, а также его структурные подразделениях ─ центральных архивах родов войск Вооруженных Сил бывшего СССР, а ныне РФ. И конечно же это поистине коллосальные фонды Центрального Архива ФСБ РФ с его же знаменитым Специальным архивом, а также фонды Центрального архива МВД, Генпрокуратуры, Минобороны и Верховного Суда Российской Федерации. Перечень таких архивов можно и продолжить, но боюсь Вас это утомит.
- Согласен. А все-таки, где конкретно можно окончательно установить происхождение документа, о котором мы ведем речь?

- Поскольку документы изъяты из первичного архива ─ Главного архивного управления МВД СССР, в каком архиве хранятся они сейчас установить можно только на месте, но начинать нужно, разумеется, в Центральных архивах ФСБ и МВД Российской Федерации. В Вашем случае особо важен нижний штамп с 13-м номером. Это номер фонда ГАУ МВД СССР, в котором до августа 1991 года хранились документы на лиц контингента изменников, полицаев и их пособников, попавших в систему работы НКВД с 1942 года.

При этом следует заметить, что если фигуранты материалов в послевоенный период так или иначе находились в поле зрения КГБ (были его агентами, осведомителями, и т.п.) или разведки-контрразведки МВД, а после распада СССР, соответственно, – в сфере любого интереса ФСБ или другой российской спецслужбы, то доступа к ним вы не получите ни при каких обстоятельствах.

- А в Украине следы найти можно?

- При желании ─ да. Советский человек жил в такой системе, где просвечивался и документировался каждый его шаг. И хотя в 1989- 1991 году из Украины были вывезены все значимые архивы ─ партийные, военные, КГБ-шные, МВД-шные ─ система дублировалась столько раз, что следы, ссылки, аналоги найти можно ─ было бы желание. Отсутствие таковых не менее красноречиво, поскольку зачищались следы особо ценной агентуры.


- Вы считаете, что одного желания достаточно?

- Конечно, нужны и возможности. Предвосхищая Ваш вопрос, сразу отвечу: такими возможностями располагали и располагают крупные чиновники не только российских, но и украинских и иных СНГ-шных силовых структур, а также их высшие политические руководители. А учитывая, что мы живем в условиях полной и всеобщей коррумпированности, то и очень богатые люди имеющие выходы на таких чиновников и руководителей.

- Спасибо за интервью